«20 лет о главном» – заключительная серия: важные события города и 41 канала в 2015-2017

Бейби-бум, ловец покемонов, президентский музей и авторский взгляд на все эти события.

Всё на бегу. С 2015 года жизнь в Екатеринбурге заметно ускоряется. Время измеряется марафонами — как настоящими, сорокакилометровыми, например, Европа-Азия, так и телевизионными. Город активно готовится в Чемпионату мира по футболу — и это становится заметно жителям. Впрочем, в будущее мегаполис смотрит не на год вперед, а гораздо дальше. Лучшее, как обычно, детям, ведь маленьких горожан становится все больше. На новые места в садиках претендуют и мамы 41 канала. На телекомпании случился настоящий бейби-бум. Времена меняются, причем так быстро, что новейшая история России уже заняла место в новом музее Екатеринбурга – Ельцин центре. В этом же году, словно эхо событий 100летней давности, звучит новость о закрытии поистине дела века — о расстреле царской семьи. Точку в нём поставила экспертиза, доказавшая — все останки, найденные на Поросенковом лугу, принадлежат последним Романовым. Сколько бы об этом не спорили. Эпоха императоров в прошлом, будущее — за королевами красоты. 41 канал решился на эксперимент и начал выпускать «Дневники конкурса Мисс Екатеринбург» в формате докреалити. Документальным сериалом, за которым следила вся Россия, стал и судебный процесс над екатеринбургским блогером, ловившим покемонов в храме. Забаву Руслана Соколовского суд расценил как игры — ни много ни мало — с чувствами верующих. Поэтому его дело и прогремело на всю страну. Шутки в интернете и с интернетом обернулись для блогера тремя с лишним годами условного срока. Автор, который сперва говорил громкие речи о свободе слова, в итоге покаялся — и извинился. Освещая этот процесс, журналисты буквально стояли на головах — друг у друга. То, что остается за кадром, не менее интересно. Поэтому «Главные новости Екатеринбурга» решили об этом рассказывать. События города, события канала. Таким это 20-летие запомнились жителям и журналистам «Студии-41». Рассказывая о главном и интересном в истории Екатеринбурга, мы оставляем за кадром телерутину: часы ожиданий, муки творчества, испорченные дубли… В эфир выходит лишь то, о чем действительно будут говорить — хоть через 20, хоть через 100 лет.