Свердловская Венеция: в поселке Быньги затоплены десятки домов, на огородах хозяйничают ондатры

Сельчане уверены, под воду их дома пошли из-за обновленной плотины

Огромные болотные сапоги теперь неотъемлемый элемент школьной формы. Без них на уроки сухими не попасть. Уже две недели от знаний и большой земли семью Уфимцевых отделяет река. Наводнение не только смывает все на своем пути, но еще и отравляет местным жителям жизнь. Питьевые скважины залило, и теперь людям ни еду не приготовить, ни постираться, ни помыться. У сельчан были и сплыли дрова, заборы, соленья-маринады, хранившиеся в подполе. В этой семье убытки даже подсчитывать не берутся: только четыре заржавевших велосипеда чего стоят. Впрочем, они все равно пока без надобности. Впрочем, уроки, например, биологии, можно проводить и на дому — на затонувших огородах завелись ондатры. Из-за речки Нейва водоплавающими себя чувствуют жители 5 десятков дворов. В глобальном бедствии они винят не природу, а общество охотников и рыболовов. Говорят, три года назад те восстановили старую плотину, чтобы наполнить пересыхающий пруд. А на берегах устроили базу отдыха. Письменное предписание — не сажать ничего в огородах — в этом году пришло всем жителям. Как теперь выживать, пенсионеры не представляют. Сегодня их гнев обрушился на председателя общества. Охотники оправдываются, лить воду специально не собирались. Просто решили восстановить плотину, разрушенную паводком лет 20 назад. Ведь из-за этого в угодьях с тех пор маловодье — пришлось даже закрыть утиную ферму. Чиновники же во всем склонны винить природу. Говорят, таких паводков не было больше полувека. В Венецию Быньги превратило аномальное количество осадков зимой и ранней весной. Чтобы спасти ситуацию, власти расширили русло реки, вырыли аварийный ров. Стала ли плотина последней каплей, выяснят эксперты. Впрочем, в то, что в их бедах повинна лишь погода — старожилы не верят. Они уже написали заявление в прокуратуру. Пока ему дадут ход, вода наверняка отступит. По подсчетам чиновников, сельчанам осталось потерпеть неделю. Но для Татьяны это — лишние 7 дней хождений по мукам.