Военная летопись: кому и о чем писали солдаты во время войны

Фронтовые письма стали своеобразным жанром — в действующую армию ежемесячно доставлялось до 70 миллионов посланий

Каллиграфическим почерком на треугольничках написана хроника фронтовой жизни Семена Семеновича. 300 посланий, которые он отправлял жене с войны, до сих пор хранят теплоту любви и холод разлуки. Долгие 6 лет, пока ветеран защищал Родину, их роман с супругой был в письмах. Сегодня каждый из этих пожелтевших листков — словно исторический документ. Ведь свои чувства, чаяния и надежды фронтовики могли поведать только бумаге. Письма на войне были единственной связью с миром. Чтобы весточки из дома доходили даже в самые горячие точки, на фронтах развернули сложнейшую схему военно-полевой почты. Ее красноармейцы подглядели… у врага: в ходе одной операции бойцам попал устав немецкой службы, где не было ничего лишнего. Даже расположение воинских частей держалось в секрете. Эту маскировку тут же переняли и наши почтальоны. Но атмосферу строжайшей секретности могло нарушить всего одно слово. Потому письма проходили тотальную цензуру. Проверяющие имели право зачеркивать строчки о местонахождении частей, имена командиров, информацию о потерях. Послания были и лакмусовой бумажкой царивших в армии настроений. Так что солдаты следили за письменным языком. Писать о жизни и смерти приходилось на том, что попадалось под руку — на вырванной из атласа странице, немецкой агитке, пачке папирос… Любая бумага была в дефиците. Конвертов не хватало — так появились знаменитые треугольнички — но и это было роскошью. Солдаты радовались даже обрывкам картона. Со слезами на глазах в войну почтальонов встречали и в тылу. В Свердловске тогда работали 4 десятка отделений связи, которые в год доставляли 18 с половиной миллионов писем и 300 тысяч телеграмм. Это почти столько же, что и сейчас. Но сотрудников в 40ые было вдвое меньше. Из-за нехватки рук и ног в штат брали даже безграмотных и подростков. Кладвия Михайловна на недетскую работу с двенадцати часовым рабочим днем заступила в 14 лет. Работа почтальонов осложнялась и тем, что писали на фронте, в основном, карандашом — адреса размывались или стирались. Приходилось глядеть в оба — ведь за недоставленное послание грозила уголовная ответственность. В архивах почтамта сохранились сотни документов о наказаниях работников. Одно из них — взыскание за плохо организованный выпас лошадей. Оказывается, за почтой были закреплены две кобылы. Но когда нагрузку перестали вывозить и люди, и животные — службе связи выделили собственный трамвай. О том, что эта связь — самая важная на войне — понимали все. Почтовые эшелоны на железной дороге пропускали в первую очередь, как бы ни были загружены пути. Потому тогда письма зачастую приходили быстрее, чем сейчас. Для Семена Семеновича война закончилась не в 45м, а гораздо позже. После капитуляции Германии советские войска перебросили на восток — там был фронт второй мировой. И тут в очередной бой с расстояниями вновь вступила почта — чтобы сделать родных и любимых ближе. Хотя бы сердцами.